SEARCH
TOOLBOX
LANGUAGES

Октябрь 2009 года

From Dmitrienko Family

Jump to: navigation, search

Навигация

Предыдущий месяц: Июль-Сентябрь 2009 года.

Предупреждение

Работа над этой главой еще не закончена.


19 сентября

По пути в Париж мы конечно обсуждали то, как мы будем разбираться во Франции, не зная французского, но уже в Аэропорту Шарля де Голля стало понятно, что русский человек во Франции не пропадет. Со всех сторон доносились родные слова, оттуда "багаж", отсюда "вояж", потом "этаж" и "гараж" и тому подобное.



Добравшись до гостиницы в деловом районе Парижа под названием Ля Дефанс, мы пошли прогуляться. Пошли не по доброй воле, было еще совсем рано, наша комната не была готова, и нам предложили подышать осенним воздухом. Дети после перелета чувствовали себя прекрасно и гонялись за голубями. Мы снялись у огромной Арки Ля Дефанс, которая полностью копирует Триумфальную Арку и, если прочертить линию из центра города, обе арки окажутся на этой линии. Вот французская любовь к точности!



Ближе к полудню нам дали комнату, где мы восстановили силы. После двух часов сна душа конечно запросилась в центр города. На метро мы быстро добрались до Елисейских Полей и медленно пошли по бульвару к Триумфальной Арке. Около самой арки заводные черные парижане танцевали брейк-данс. Дети были в полном восторге и, как завороженные, просмотрели все выступление, а мама и папа вспомнили эпидемию брейк-данса, которая прошлась по СССР в середине 80-х годов.



Начало вечереть, но нам надо было еще успеть на Эйфелеву башню. Хорошо, что до нее было близко, две станции метро и мы оказались на площадке в Саду Трокадеро, с которой открывался прекрасный вид на знаменитую башню. Пока башня переливалась в лучах заходящего солнца, мы перекусили французскими блинами с сахаром (диаметром в 30-40 см) и поснимались на фоне этого гигантского сооружения.

Невольно вспоминалась Токийская башня, которую японцы скопировали с Эйфелевой башни, но упустили два чрезвычайно важных момента. Во-первых, Токийскую башню поставили в самой застроенной части города, и она потерялась в каменных джунглях, и, во-вторых, законопослушные жители Токио покрасили свою башню из соображений самолетной безопасности белыми и красными полосами. Сравните теперь эту бело-красную башню с Эйфелевой, которая по-царски возвышается над центром Парижа и радует глаз своими благородными золотыми оттенками.

Единственное, что отвлекает от любования башней, это продавцы карманных и настольных копий, которые так и шныряют вокруг, не давая туристам прохода. Продавцы, в основном африканского происхождения, нахваливали свой товар на всех языках мира и, услышав нашу речь, быстро перешли на очень хороший русский: "Смотри! Нормальная цена! Бери две!".



Когда мы спустились к подножию башни, уже совсем стемнело, и на Эйфелевой башне, как на елочке, вспыхнули огни. Мы встали в очередь к южной опоре, где, кстати, находится знаменитый и ужасно дорогой ресторан "Жюль Верн". От лифта мы отказались и, чтобы впитать всю красоту этой металлической конструкции, поднялись по лестнице до первой площадки на уровне 21-го этажа. На высоте задувал осенний ветер, и до самого горизонта простирались бесконечные огни ночного Парижа.


20 сентября

Воскресным утром мы направились в Лувр. Войдя в музей через новый вестибюль под стеклянной пирамидой, мы конечно остановились на минутку щелкнуть парочку кадров, а потом занялись поисками Моны Лизы. Что поражает в Лувре, кроме всех картин и скульптур, это длиннейшие анфилады (еще одно русско-французское слово). Кажется, что они тянутся до самой Триумфальной Арки.



Побродив по анфиладам, мы нашли огромного размера зал высотой в три этажа, украшенный такими же огромными картинами. На одной стене например висела работа Паоло Веронезе "Брак в Кане Галилейской". По официальным источникам, площадь полотна составляет почти 66 кв метров, это можно нарезать две приличные двухкоматные квартиры советской планировки. А на противоположной стене под пластиковым щитом висит картина Леонардо размером всего 80 см на 50 см. Говорят, что Леонардо эту картину любил и везде ее с собой возил, и она действительно удобного "портабельного" размера. И, если "Мона Лиза" сама по себе кажется небольшой, то в таком зале она выглядит совершенно крохотной и беззащитной.

Из других произведений искусства Миша отметил картины, изображавшие святого Себастьяна (например полотно Мантеньи). Он долго рассматривал его белое и бедное тело, в которое одна за другой впились стрелы.



А мне приглянулась вот такая картина под названием "Две девушки-красавицы на фоне трех девушек-красавиц".



Утомившись после созерцания красот Лувра, мы вышли на улицу и устроились на теплой травке прямо под окнами бывшей королевской резиденции. Тут мы поняли, в чем заключается главное завоевание демократии. Простой народ в наши дни гуляет по дворцам и любуется на художественные коллекции, а дожившие до двадцать первого века королевские династии заперты в своих покоях и не видят белого света. Если они и появляются на улице, то только за темными стеклами черных машин. Это расплата за несдержанную роскошь предков.


21 сентября

С французскими коллегами мы прогулялись по центру города. Заглянули в Военно-Морское Министерство, прошлись по Садам Тюильри и остановились у маленького бассейна возле Лувра. Дети поигрались с деревянными яхтами.

Почему прогулки по знаменитым парижским паркам, скажем по Садам Тюильри, не приносят никакого удовлетворения? Может мы их себе представляли по картинам импрессионистов, например, по "Музыке в Садах Тюильри" работы Эдуара Мане. Но в те годы этот парк был открыт для публики только на несколько дней в неделю, он продолжал быть императорским садом. И публика, если верить Мане, была не чета нынешней, чистенькая буржуазия в платьях, сюртуках, шляпах-канотье. Золотой век Франции, а не современная пост-империалистическая страна, в которой перемешались все бывшие колонии.

Забегая вперед, Париж все-таки здорово проигрывает в сравнении с Лондоном. Бродя по центру французской столицы, чувствуешь себя в одном громадном музее, но музее довольно запущенном. Как писал когда-то Бодлер: "В дебрях старых столиц, на панелях, бульварах, где во всем, даже в мерзком, есть некий магнит." Магнит безусловно есть, но вот это постоянное ощущение обветшалости давит на каждого туриста. После прогулок по Парижу, энергичный и светлый Лондон воспринимается как глоток чистого осеннего воздуха, который хочется вдохнуть всей грудью, и никак не можешь надышаться. За каждым углом открывается что-то новое, город радует каждым закоулком.



Надо сказать, что многие станции парижского метро здорово напоминают знаменитые парижские-же катакомбы. Низкие потолки, какие-то кривые проходы, так и ждешь, что из-за угла появится призрак Парижской Оперы. Подземелье оживляют музыканты, слышны звуки скрипки, аккордеона и даже арфы, только шарманщиков нигде не видать.

Мы кстати взяли с собой в Европу такую классику из французской и английской литературы как "Горбун из Нотр-Дама" Виктора Гюго, "Двадцать тысяч лье под водой" Жюля Верна и избранные детективы Конан Дойля. Анюта очень быстро прочла "Двадцать тысяч лье под водой", но осталась довольно равнодушной к подводным приключениям. Рассказы о Шерлоке Холмсе произвели на нее большее впечатление. Казалось, что детей тоже тянет в Лондон.

22 сентября

Загадка: Осень петляет, прыгает с крыш, Ночь обнимает рыжий (название города).

23 сентября

Во Франции и вправду все говорят "Мерси Боку", как в знакомой нам с детства песне о мушкетерах, и утром в Аэропорту Шарля де Голля нам на прощание тоже сказали "Мерси Боку". Мы помахали ручкой столице Франции и полетели через пролив в Англию.

Во второй половине дня мы прилетели в Лондон (Аэропорт Лутон) и долго ехали по автомагистралям в Аскот. Этот маленький городок расположен к западу от столицы, там находится британский офис нашей компании и оттуда рукой подать до Виндзоровского Замка. Аскот встретил нас узкими улочками, темными елями. За аккуратно подстриженными кустами притаились почерневшие от времени домики. Кажется, что в любую минуту зазвучит волнующая мелодия из фильмов о Шерлоке Холмсе, и из легкого тумана появится один из героев Конан Дойля.

24 сентября

Утром мы испытали классический британский завтрак, и даже черный пуддинг (пережженная котлетка из свиной крови) и отправились из крохотного Аскота на поезде в Лондон. В Лондоне мы остановились в гостинице на Трафальгарской площади.

26 сентября

Сразу после завтрака, который прошел под мелодии шестидесятых годов (в углу ресторана на складной электрической гитаре играл выходец из Монголии), мы пошли прогуляться в сторону Букингемского Дворца, а потом направились к Гайд Парку.

Солнце припекало и, когда мы дошли до Гайд Парка, уже хотелось снять кофты. По сравнению с вытоптанным Садом Тюильри и другими парижскими парками в стиле "а ля франсэ", Гайд Парк оказался гораздо более просторным и ухоженным. По дорожкам трусили аккуратные спортивные британцы, и детям тоже захотелось побегать по травке. А мама с папой присели на скамейку и любовались умиротворенностью лондонской жизни. После такого теплого приема становится легко на душе и даже можно простить британцам их левостороннее движение.

Левостороннее движение в Англии может запутать иностранца даже вдали от узких и петляющих дорог. В конце рабочего дня в нашем британском офисе я вернулся к главному въезду, где меня должно было ждать такси. Вместо такси я обнаружил на парковке серебристый "Мерседес", в котором на правом пассажирском сиденье отдыхала дама, очевидно поджидавшая своего мужа. Сделав пять кругов по парковке и внимательно рассмотрев "Мерседес", я наконец сообразил, что с правой стороны машины находится руль, стало быть дама сидит на водительском месте, и роскошный "Мерседес" наверно и есть то самое такси. Так оно и отказалось, дама с британской тактичностью не стала махать рукой, а спокойно ожидала, когда к ней подойдут.

Дама кстати была шотландского происхождения, и тут надо сказать пару слов об английских и шотландских акцентах. Если английский акцент для жителя Соединенных Штатов звучит как "каша во рту" (очевидно это овсянка, которой гордый британец лакомился на завтрак), то северный акцент выходцев из Шотландии литературным языком описать очень трудно. Слушая шотландцев, создается ощущение, что играет старая запись, в которой половина звуков искажены, а остальные просто пропали. Другими словами, не сразу даже понимаешь, на каком языке эти шотландцы говорят.

Пересекли по знаменитой "зебре" улицу Эбби Роуд.

Несмотря на все рассказы о туманном Альбионе и смоге в центре Лондона, погода была прекрасная, только в последний день небо затянуло серой овсянкой. Дала о себе знать британская осень.


28 сентября

Вечером мы вернулись домой после нашего стремительного тура по двум европейским странам. В конце любого хорошего путешествия должна накопится здоровая усталость. После каждого отпуска должно хотеться еще отдохнуть дома денек-другой. Без этого путешествие не считается удачным.

За это лето мы останавливались в десяти, если не больше, гостиницах, и перепробовали наверно все существующие виды номеров, включая две кровати на четверых, одну широкую кровать и одну переносную, две кровати и диван и многие другие. Самая лучшая комбинация была в Берлине -- огромный номер с двуспальной кроватью и двумя переносными для детишек -- даже теперь вспомнить приятно. И спали тоже во всех возможных комбинациях. Миша, оглядываясь назад, отметил, "Со мной иногда спать трудно, я ночью кружаюсь (то есть, кручусь в постели)".

Навигация

Следующий месяц: Декабрь 2009 года.